28 Oct 18:05 avatar

Рудольф фон Риббентроп: "Никогда против России"

Исследования 28 октября 2015, 18:05

Издательством «Яуза-Пресс» в серии «Запретные мемуары» выпущена книга Рудольфа фон Риббентропа «Мой отец Иоахим фон Риббентроп. Никогда против России!». На презентации книги, которая прошла 24 октября в московской гостинице «Измайловская» присутствовал ее автор.

В предисловии к книге, он, в частности, пишет: «Настоящее издание моей книги на русском языке я хочу посвятить русским солдатам, живым и мертвым, жертвовавшим жизнью за свою страну, что у всех народов и во все времена считалось высшим проявлением благородства!»

Автор этой книги был не только сыном министра иностранных дел Третьего Рейха, подписавшего знаменитый «пакт Молотова–Риббентропа», — но и одним из лучших танковых асов Панцерваффе. Как и дети советского руководства, во время войны Рудольф фон Риббентроп не прятался в тылу — пять раз раненый на фронте, он заслужил Железный Крест I класса, Рыцарский Крест и Германский Крест в золоте, участвовал в контрударе на Харьков, ставшем последней победой Вермахта на Восточном фронте, в легендарном танковом сражении под Прохоровкой и контрнаступлении в Арденнах.

Но эта книга — больше, чем фронтовые мемуары. Как сын своего отца, Рудольф фон Риббентроп имел допуск за кулисы Большой политики, был лично представлен фюреру и осведомлен о подоплеке ключевых событий — таких, как Мюнхенский сговор, пакт Молотова-Риббентропа, «роковое решение» Гитлера напасть на СССР и тайная роль США в разжигании Мировой войны. Он на собственном горьком опыте убедился, каково это — воевать на «бескрайних просторах России», как дорого обошлась немцам «фатальная недооценка российской военной мощи» и насколько прав был его дед, который перед смертью 1 января 1941 года повторял завет Бисмарка: «НИКОГДА ПРОТИВ РОССИИ!»

Фрагмент интервью на радио «Эхо Москвы»:

В. Дымарский
― Господин фон Риббентроп, наверное, тогда первый вопрос связан с заголовком вашей книги: „Никогда против России!“ Я так понимаю, что эти слова вы относите к своему отцу. Что тогда произошло 22 июня 41 года?

Р. Риббентроп
― Нельзя объяснить это в двух словах.

В. Дымарский
― Ну, давайте больше слов.

Р. Риббентроп
― Вся ситуация была следующей, что (неразб.) Советского Союза подошли к границе, Гитлер опасался одновременной атаки со стороны Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. В такой ситуации он посчитал, что наступательная операция будет лучше. По крайней мере, это официальная версия.

В. Дымарский
― Это официальная версия, которая до сих пор существует и в сегодняшней Германии?

Р. Риббентроп
― Дело в том, что об этом довольно мало говорят. Все-таки прошло 70 лет. Но среди историков это является официальной версией.

В. Дымарский
― Даже так, да? Потому что у нас тоже есть историки, которые отстаивают такую версию, но большинство все-таки как бы считают… эту версию называют фальсификацией истории, потому что в этой версии предполагается, что Сталин хотел первым напасть, и война со стороны Гитлера была превентивной. Есть такие взгляды у многих наших историков, у некоторых, скажем так. Но, конечно, в официальной истории, в учебниках истории это не написано. Написано, что это была неспровоцированная агрессия со стороны Гитлера. И с этой точки зрения просто вопрос: хорошо, сегодня не обсуждается, а что написано в школьных учебниках?

Р. Риббентроп
― Я уже закончил школу и, к сожалению, не знаю. Но, тем не менее, я еще раз хочу подчеркнуть, что историки подтверждают, что была, по крайней мере, угроза нападения и кое-что еще. И в целом я бы хотел хотя бы оставить возможность вопроса: что бы сделал Сталин, если бы Гитлер не напал на него?

В. Дымарский
― Понятно. Позиция понятна. Но ее можно сейчас открыто выражать в Германии? Германия после войны, мы знаем, что она провела процесс денацификации, и достаточно эффективно, как, во всяком случае, нам отсюда кажется, попыталась и вроде даже сделала, вырвала как бы с корнем, что называется, саму нацистскую идеологию. Но в том числе через огромное количество запретов. Запрет ставить под сомнение Холокост, запрет говорить о позитивных достижениях Гитлера в социальной политике. Мы знаем, сколько журналистов за это пострадало в Германии. Вот эта версия, ее можно озвучивать публично?

Р. Риббентроп
― О какой именно позиции вы говорите?

В. Дымарский
― О превентивной войне, конечно, безусловно.

Р. Риббентроп
― Это решающий вопрос в оценке войны, можем ли мы рассматривать это нападение как превентивное. Согласно документам, войска подошли к границе, но был ли дан приказ от Сталина нападать, этого я не знаю.

В. Дымарский
― Приказа, я думаю, не было, потому что если бы был приказ, то они бы напали. Сталина нельзя было ослушаться, как и Гитлера в Германии.

Р. Риббентроп
― Вопрос, дал ли он такой приказ.

Полный текст интервью...

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.